Экспериментальное моделирование сахарного диабета

Экспериментальное моделирование сахарного диабета

005009576

Синелыциков Евгений Андреевич

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-МОРФОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПРЕПАРАТА ОКСИТОЦИНА В ЛЕЧЕНИИ ГНОЙНЫХ РАН ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ

14.01.17 — Хирургия 03.03.04 — Клеточная биология, цитология, гистология

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

2 6 ЯНВ 2012

Оренбург-2011

005009576

Работа выполнена в Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Оренбургская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации

Научные руководители:

доктор медицинских наук, профессор Есипов Вячеслав Константинович

доктор медицинских наук, профессор Валов Сергей Дмитриевич

Официальные оппоненты: доктор медицинских наук, профессор

Тарасенко Валерий Семенович

доктор медицинских наук, профессор Соловьев Георгий Сергеевич

Государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Российский государственный медико-стоматологический университет» Министерства здравоохранения и социального развитияРоссийской Федерации

во

7 2012 года в /£_ часов на заседании

Ведущая организация:

Защита состоится «//». диссертационного совета

208.066.02 при Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Оренбургская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации по адресу: 460000, г. Оренбург, ул. Советская, 6, зал заседаний Ученого совета.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГБОУ ВПО «Оренбургская государственная медицинская академия» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Автореферат разослан « ■в » 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, доктор медицинских наук, про

,инов Р.И.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность проблемы

Проблема лечения хирургической инфекции мягких тканей на фоне сахарного диабета сохраняет свою актуальность до настоящего времени. Это связано с ростом числа больных сахарным диабетом и увеличением у них гнойно-воспалительных осложнений (Павлов Ю.И., 2007). Именно развитие гнойных осложнений у больных сахарным диабетом как правило не обходится без оперативных вмешательств, послеоперационная летальность которых высока — 13-20% (Apelvist J., 2000).

При изучении заживления ран у лабораторных животных (мыши, хомяки, крысы) с экспериментальным диабетом обнаружено снижение числа полиморфноядерных лейкоцитов (ПЯЛ), увеличение отека, снижение количества фибробластов, коллагенового синтеза, прочности ран, а также уменьшение образования грануляционной ткани. Расстройства процесса заживления раны в период воспалительной фазы, особенно элиминация макрофагов, описанная S. Leibovich et R. Ross (1975), является непосредственной причиной последующего нарушения пролиферации фибробластов и синтеза коллагена. Таким образом, неудовлетворительное заживление ран у пациентов с диабетом может быть связано с дефектом воспалительного ответа (Boulton A.J., 2000) с последующим нарушением репарации.

Проблема оптимизации рспаративных и регенеративных процессов и борьбы с патогенной микрофлорой в гнойной ране на фоне сахарного диабета остается крайне насущной. Вместе с тем остается недостаточно изученным вопрос местного медикаментозного воздействия на раневой процесс на фоне сахарного диабета, несмотря на многообразие средств и методов, предложенных с этой целью. Следует отметить, что подавляющее большинство методов лечения в основном рассчитано на прямое воздействие на микробную флору. Такой подход исключает оценку гисто- и органотипических возможностей тканевых структур, в том числе и изучение корригирующих эффектов ряда веществ, непосредственно влияющих на репаративный гистогенез и стимулирующих адаптивные, защитные (ультраструктурные, клеточные и тканевые) возможности.

В последние годы в схемы местной терапии при различных инфекционно-воспалительных процессах стали вводить препарат окситоцин (Курлаев П.П. 1986, Гавриленко В.Г., 1999, Сивожелезов К.Г., 2005, Стадников A.A., 2000,2001). Экспериментально-гистологическими исследованиями Стадникова A.A. (2008,2009) обоснована целесообразность использования этого нейропептида в комплексном лечении гнойных заболеваний мягких тканей. При этом показано, что положительный эффект от применения» окситоцина обусловлен не только его стимулирующим влиянием на синтез ДНК фибробластами, эндотелиоцитами и адвентициальными клетками, улучшающими репаративную регенерацию в

ране, но и с антибиотическим воздействием данного пептида на микроорганизмы.

В сочетании с антибиотиком окситоцин снижает персистентные свойства возбудителей, потенцирует антимикробный эффект антибиотиков, способствует более быстрой элиминации возбудителя из гнойного очага (Абрамзон О.М., 2004).

Применение окситоцина в комплексном лечении больных гнойно-некротическими поражениями стоп, способствует компенсации диабета, уменьшению потребности в инсулине (Гавриленко В.Г., 2000).

В связи с этим определенный интерес представляют гипоталамические нонапептиды (в частности, окситоцин), позитивно влияющие на репарацию различных тканей, в значительной мере усиливающие процессы васкулогенеза, пролиферации эпителиоцитов, гистиоцитов и моноцитарных макрофагов, что, в свою очередь, приводит к эффективному очищению раны и формированию полноценной грануляционной соединительной ткани, восстановлению эпителиальных структур раневой поверхности, в том числе по типу «первичного натяжения» (Поленов A.JI.,1994; Стадников A.A., 1995, 2001; Stadnikov A.A. et al., 1998). Положительное его воздействие продемонстрировано при лечении диабетической стопы (Гавриленко В.Г., 2000), гнойного гайморита (Райцелис И.В., 2000), острого деструктивного панкреатита (Стадников Б.А., 2000, 2001), нагноительных процессов эпителиального копчикового хода (Курлаев П.П., 2001), челюстно-лицевой области (Матчин A.A. с соавт., 1996; Дальская А.И., 2001; Барков В.Н., 2004), легких и плевры (Абрамзон О.М., 2004).

Учитывая вышеуказанные положительные эффекты окситоцина, наличие при его применении гипоглиемического действия (Гавриленко В.Г., 2000), играющего существенную роль при сахарном диабете, нами была предопределена цель настоящего исследования.

Цель настоящего исследования — экспериментально-гистологическое обоснование целесообразности местного применения препарата окситоцина в лечении гнойных ран мягких тканей при сахарном диабете.

Для достижения этой цели поставлены следующие задачи:

1. Изучить морфофункциональные особенности течения раневого процесса мягких тканей задних конечностей крыс, включая модели инфицированных ран в условиях экспериментального сахарного диабета.

2. Установить степень структурно-функциональных изменений в гипоталамо-гипофизарно-нейросекреторной системе (ГГНС), в условиях экспериментального сахарного диабета и развитии гнойной раны.

3. Определить структурно-функциональные эквиваленты репарации раневого процесса неинфицированных и инфицированных ран в условиях экспериментального сахарного диабета при местном использовании окситоцина.

Научная новизна

Впервые установлена гистологическая и ультраструктурная картина динамики заживления гнойно-некротических ран у крыс на фоне экспериментального сахарного диабета при местном воздействии окситоцином.

На основе морфофункциональных критериев экспериментально доказана эффективность предлагаемого метода в лечении гнойных ран при сахарном диабете.

Теоретическая и практическая значимость работы

Полученные результаты дают представление о закономерностях репаративных процессов ран мягких тканей в условиях аллоксанового диабета и инфицирования. Они создают теоретическую базу для дальнейшего уточнения особенностей репаративных гистогенезов в данных экспериментальных условиях. В своей совокупности полученные данные создают предпосылки для дальнейшего развития методологической основы прикладных аспектов клинической хирургии.

Основные положения, выносимые на защиту

1. Заживление гнойных ран в условиях экспериментального аллоксанового диабета характеризуется десинхронизацией фаз воспаления и регенерации, проявляющейся пролонгацией воспалительных изменений и торможения процессов репарации.

2. Наличие гнойной раны на фоне аллоксанового диабета усугубляет течение морфофункциональных нарушений паренхимы и стромы поджелудочной железы, способствует развитию в ней деструктивных изменений.

3. Инфицированный раневой процесс (Б.аигеиз, Е.соН) в условиях экспериментального аллоксанового диабета приводит к структурно-функциональной реорганизации нонапептидэргической нейросекреторной системы гипоталамуса, проявляющейся существенным ограничением адаптивных возможностей данной регуляторной системы на клеточный и тканевой гомеостаз.

4. Установленные морфофункциональные критерии влияния окситоцина на репаративный гистогенез структурных образований ран на фоне аллоксанового диабета обосновывают его применение для лечения гнойных ран.

Внедрение результатов исследования

Основные результаты диссертационной работы используются в учебном процессе на кафедрах общей хирургии и гистологии, цитологии и эмбриологии Оренбургской государственной медицинской академии при изучении материала на лекциях и проведении практических занятий.

Апробация материалов исследования

Материалы диссертации были доложены на научно-практической конференции «Актуальные вопросы морфологии и репаративных гистогенозов» (Оренбург, 2011 г), на VI Международной (XV Всероссийской) Пироговской научной медицинской конференции студентов и молодых ученых (Москва, 2011 г), на научно-практической конференции «Актуальные вопросы хирургии», посвященной дням молодежной науки в Оренбургской области (Оренбург, 2011 г.), на III Эмбриологическом симпозиуме Всероссийского научного медицинского общества анатомов, гистологов, эмбриологов «ЮГРА-ЭМБРИО-2011. Закономерности эмбрио-фетальных морфогенезов у человека и позвоночных животных» (Ханты-Мансийск, 2011 г.).

По теме диссертации опубликовано 6 работ, из них 2 работы в изданиях, рекомендованных ВАК Минобрнауки РФ для публикации материалов докторских и кандидатских диссертаций.

Объем и структу ра диссертации

Диссертация изложена на 137 страницах машинописного текста и состоит из введения, шести глав (обзор литературы, материал и методы исследования, главы собственных исследований), выводов, практических рекомендаций, списка литературы, включающего 205 источников, в том числе 105 работ отечественных и 100 — иностранных авторов. Работа иллюстрирована 16 таблицами и 36 рисунками.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ Материал и методы исследовании

Исследование морфологических изменений в поджелудочной железе, нейрогипофизе, ранах в условиях экспериментального сахарного диабета (ЭСД) с дополнительным инфицированием и местного лечения проведены на 60 белых половозрелых беспородных крысах-самцах массой 180-250 г. Общие сведения об объеме и структурах исследования представлены в таблице 1.

Методика моделировании сахарного диабета.

В операционной кафедры гистологии, цитологии и эмбриологии Оренбургской государственной академии у всех животных была создана модель сахарного диабета путем однократного внутрибрюшинного ведения аллоксана из расчета 150 мг/кг массы животного после 48 часового голодания (Баранов В.Г.,Соколоверова И.М., 1958; Беляева Н.М., Корнеев Г.И., 1981) с соблюдением правил асептики и антисептики под эфирным наркозом.

Методика моделирования гнойной раны.

Через 10 суток после воспроизведения модели аллоксанового диабета в асептических условиях после удаления волосяного покрова и обработки кожи настойкой йода и спиртом выполнялось моделирование хирургических ран задних конечностей — неипфицированных и инфицированных. Создание

Таблица 1

Объем и структура исследования

№ n/n Наименование серии опытов * 1 Сроки наблюдения

Кол-во ЖИБОТШ 3 | 7сут. сут, | ]4сут.

! I. ! ЭСД, нотифицированная рана беч лечения ! 1 12 Г 4 ] 4 4

! » 1 1 ЭСД. инфицированная рана (S.aureus).6c3 лечения 6 ? ! ^ i t 2

ЛСД, инфицированная рапа (i:.coli),6c3 лечения 6 у ? 2

ш. ЭСД. инфицированная рана (S.aureus) t окситошш 6 j 2 i ! 7 ->

ЭСД. инфицированная рана (E.coli) окситошш 6 j 2 ! 2 j | 2

IV. ЭСД. инфицированная рана (S.aureus) антибиотик 6 1 1 ! j ->

ЭСД. инфицированная рана (E.coli) + антибиотик 6 2 1 2 | 2

ЭСД, неинфицированиая рана -г окситоцин I 12 4 : 4 i 4

Всего i ! i 60 1 ! 20 1 20 | 20 i ! _ ! .._ i _j

инфицированных ран выполнялось путем введения в края раны 1 мл микробной взвеси штаммов золотистого стафилококка в дозе 2х10л микробных клеток и кишечной палочки в дозе 2х 106 микробных клеток и 0,25 мл 25% раствора сульфата магния. В работе использованы музейные штаммы микроорганизмов, полученные в Институте клеточного и внеклеточного симбиоза УрО РАМ (директор — член-корр. РАН, акад. РАМН Бухарин О.В.).

Сульфат магния применялся в связи с тем, что помимо микроорганизмов в развитии гнойного очага большое значение имеет наличие некротических тканей. Подобное мнение высказывали Жадинский Н.В. с соавт. (1989).

Гнойный очаг у подопытных животных возникал через 4-7 суток. Он возвышался над окружающими тканями, появлялась гиперемия, отечность кожи, симптом флюктуации.

После получения экспериментальной модели гнойно-воспалительного очага производили его хирургическую обработку в объеме, обеспечивающем удаление нежизнеспособных тканей. Оперативное вмешательство выполняли под местной новокаиновой анестезией.

Было проведено 5 серий опытов.

Первая серия опытов проводилась на 12 животных, у которых изучалось течение раневого процесса при неинфицрованных ранах без применения лечения на фоне сахарного диабета.

Во второй серии опытов на 12 животных изучалось течение раневого процесса инфицированных ран (St.aureus — 6 животных, E.coli — 6 животных), без применения лечения при сахарном диабете.

В третьей серии опытов на 12 животных изучалось течение раневого процесса инфицированных ран (St.aureus — 6 животных, E.coli — 6 животных), в лечении которых местно, путем орошения, применялся окситоцин (1,5 ЕД) на фоне сахарного диабета.

Четвертая серия опытов проводилась на 12 животных с экспериментальным сахарным диабетом и инфицированными ранами (St.aureus — 6 животных, E.coli — 6 животных), у которых изучалось течение раневого процесса при лечении антибиотиком (цефаболом).

Пятая серия опытов проводилась на 12 животных с моделью экспериментального сахарного диабета и изучалось течение раневого процесса при неинфицированных ранах, в лечении которых местно, путем орошения, применялся окситоцин (1,5 ЕД).

Все эксперименты выполнялись с соблюдением «Правил проведения работ с использованием экспериментальных животных» согласно приказу МЗ СССР № 775 от 12.08.1977 г. и Федеральному закону РФ « О защите животных от жестокого обращения» от 01.12.1999 г.

Методики морфологического исследования.

У подопытных животных помимо учета клинических данных, производили гистологические исследования тканей из края ран через 3, 7, 14 сут лечения, проводили исследование морфофункциональных изменений в гипоталамо-гипофизарной-адренокортикальной нейросекреторной системе (ГГАКНС) в соответствии с методиками Nachlas М.М., Seligman A.M. (I960), Gomori G. (1939).

Животных выводили из опыта путем ингаляции летальной дозы эфира. Ткани для светооптических исследований фиксировали в 10% растворе

нейтрального формалина и спирт-формоле. Объекты исследованы на светооптическом и электронномикроскопическом уровнях. Гистосрезы толщиной 6-8 мкм, изготовленные на ротационном микроскопе МПС-2, после депарафинирования окрашивали гематоксилином Майера и эозином, пикрофуксином по Ван Гизон, метиловым зеленым и пиронином по Браше, перйодатом К и реактивом Шиффа по Мак-Манусу. Гистохимические реакции сопровождались соответствующими энзиматическими контролями (Пирс Э., 1962).

Для электронной микроскопии материал фиксировали в охлажденном (t-4°) 2,5% растворе глютарового альдегида на S-коллединовом буфере (рН 7,3 2 час при комнатной температуре) по методике Hayat М.А. (1989). В дальнейшем материал постфиксировали в 2% растворе четырехоксида осмия 2 час при t+4 С (Millonog G., 1961), обезвоживали в ацетоне возрастающей крепости (от 50°С до 100°С) и заливали в смолу ЭПОН-812 по прописи Уикли Б. (1975). Ультратонкие срезы, изготовленные на ультратоме LKB-5 (Sweeden, Bromma), подвергали двойному контрастированию в 5% спиртовом растворе уранил-ацетата и цитрате свинца (Reynolds E.S., 1963). Просмотр срезов и фотографирование осуществляли на электронном микроскопе ЭВМ 100 АК при увеличении х 12000 до 50000.

Необходимая количественная информация получена в ходе морфометрических исследований гистологических срезов с помощью винтового окуляр-микрометра МОВ-1-15хУ4.2 и окулярных сеток Автандилова Г.Г. (1990). Количественная оценка ультраструктур проводилась на электронограммах с использованием наложения на фотоотпечатки сетки Стропуса B.C. (Ягубов А.С., Кац В.А., 1984).

Для определения экспрессии проапоптотического белка р 53, выявления интрануклеосомальной фрагментации ДНК, а также для определения экспрессии антиапоптотического белка bcl-2, объекты фиксировали в 10% водном растворе нейтрального формалина с последующей спиртовой деградацией и заливкой в парафин целлоидин. Затем серийные гистостезы (толщиной 5-6 мкм) инкубировали с соответствующими моноклональными антителами (фирма «Дако», Дания) в рабочем разведении 1:50. Для визуализации структур использовали стретавидин-биотиновый пероксидазный метод с дополнительным окрашиванием ядер клеток гематоксилином Майера. Для определения внутрифазной фрагментации ДНК использовали набор реактивов «Apoptag Plus Peroxidase in Situ Apoptosis Detection Kit» (фирма «Intergen», Канада). Визуализацию ядер проводили 0,5% раствором метиленового зеленого на 0,1 М ацетатном буфере. При постановке Apoptag теста ядерный хроматин клеток, вступивших в апоптоз, приобретал коричневое окрашивание. Все иммуноцитохимические реакции были проведены согласно рекомендациям Киясова А.П. (2001). Во всех случаях подсчитывали процент окрашенных (иммунопозитивных) клеток, исходя из анализа не менее 1000 клеток в случайно выбранных полях зрения серийных гистопрепаратов.

Цитологическая оценка динамики раневого процесса.

Для контроля за течением раневого процесса, определения его фазы, эффективности хирургической обработки раны производилось изучение цитологических отпечатков.

С этой целью на 3, 5, 7 сут эксперимента у животных II, III и IV серий выполняли отпечатки с поверхности открытой раны. Затем, после окраски препаратов азур-эозином, под микроскопом определяли клеточный состав, подсчитывая от 100 до 300 клеток в различных местах препарата в зависимости от однородности клеточного состава.

Оценка результатов цитологического исследования раневых отпечатков проводилась по пяти типовой характеристике цитограмм (Покровская М.П., Макаров М.С., 1942; Кузин М.И., Костюченок Б.М., 1991):

I. Некротический тип — объект состоит из детрита и остатков разрушенных нейтрофилов, массивная микрофлора находится внеклеточно.

II. Дегенеративно-воспалительный тип — в препарате содержится большое число нейтрофилов в состоянии дегенерации и деструкции в виде кариопикноза и кариорексиса, цитолиза.

III. Воспалительный тип — нейтрофилы средней степени сохранности составляют 85 — 90%, а 5 — 10% клеток приходится на долю лимфоцитов и моноцитов, отдельных макрофагов и полибластов.

IV. Воспалительно-регенераторный тип — количество нейтрофилов уменьшается до 60 — 70%, сохранность их увеличивается. 20 — 35% клеток составляют тканевые недифференцированные полибласты, фибробласты, лимфоциты, а также макрофаги, увеличение числа которых до 5 — 10 % присуще процессу очищения раны. Микрофлора наблюдается в небольшом количестве в состоянии активного фагоцитоза.

V. Регенераторный тип — содержание нейтрофилов составляет 40 — 50%. Резко преобладают молодые клетки грануляционной ткани, про- и фибробласты, макрофаги, эндотелий, полибласты, эпителий. Микрофлора практически отсутствует.

Таким образом, I — III типы цитограмм соответствовали первой фазе раневого процесса, IV — V типы — второй и третьей фазам.

Методы статистической обработки материала

Данные, полученные в результате исследования, были обработаны на ПК Pentium IV с помощью программного комплекса Windows ХР, Word и Excel 2007 с использованием параметрических и непараметрических методов вариационной статистики. При обработке материала определяли:

— среднюю арифметическую ряда (М);

— дисперсию ряда — среднее квадратичное отклонение (о);

— среднюю ошибку средней величины (т);

— критерий значимости (t) Стьюдента — Фишера для выявления существенных различий между средними величинами рядов;

— вероятность значений разницы (р), разница между сравниваемыми величинами считалась достоверной при р < 0,05.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

Приступая к изложению собственных результатов, полученных в ходе настоящего исследования, мы приводим фактический материал, касающийся морфофункциональной оценки гистологических структур вызванного раневого дефекта у крыс в условиях экспериментального аллоксанового диабета.

Аллоксановая модель сахарного диабета характеризуется прямым повреждение Р-клеток поджелудочной железы крыс, сопровождающимся нарастанием глюкозы крови с первых же суток после введения аллоксана, однако у крыс возможна регенерация части островков, поэтому уровень гипергликемии у животных, в отличие от больного сахарным диабетом, носит волнообразный характер и выраженность нарушений углеводного обмена со временем уменьшается (Баранов В.Г., Соколоверова И.М.. Экспериментальный сахарный диабет., 1983).

Введение аллоксана приводят к появлению гипергликемии, подтвержденной нами при проведении лабораторных проб на сроке 10-й день после введения аллоксана (уровень глюкозы крови составлял 1!,3±1.86 ммоль/л). Уровень глюкозы у иитактных животных составлял 5,1 ±0,41 ммоль/л. Гипергликемия сохранялась до конца эксперимента (25 суток).

Уровень глюкозы крови у животных всех серий экспериментов на протяжении всего периода исследования остается высоким (табл. 2).

Таблица 2

Живо тыс Животные Животные Животные Животные

первой серии второй серии трет ьей серии четверт ой пятой серии

опыт он опьиов опытов серии опытов опытов

Сроки Mi.ni (п-12) Mira (п-12) Mim (п-12) Mim (п-12) Mim (п-12)

До нанесения 11,Ч.±0,56 П.4±.52 12.ЫШ 11,810,64 10,4.10.91

раны

3сугки — _1 11,7×0,68 13.6±0.68 9.010.39* 12,4±0,84 9.2±0.79**

7 С}ТКП 1 1.01:0,67 13,4+0,77 3,410,44″‘ 12.9i0,59 8.2±0.59**

!4 ехтки * ….. ……….. 10,8*0,78 12.9±0.52 7.610,71 * 12.7Ю.58 J 7,li0.5S+*

Примечание; третдочкои С) отмечены поктпзтели. достоверно отличающиеся от таковых II и IV серий |оеч лечения и при применении антибиотика). р<0.05; дв\чя ¡вечлочкамн (*») отмечены пока за гели, достоверно отличающиеся от таковых I серии (без лечения), р- 0.05.

В разные сроки наблюдения динамика уровня глюкозы следующая: в сериях опытов без лечения и в серии, где применялся антибиотик, наблюдается сохранение уровня гипергликемии, причем, наличие инфицирования приводит к её усугублению. Напротив, в сериях опытов, где в лечебной коррекции применялся окситоцин, отмечается достоверное снижение уровня гипергликемии. Это говорит о положительном влиянии окситоцина не только на раневой процесс, но и на оптимизацию регенераторных процессов в поджелудочной железе.

Первая серия опытов проводилась на 12 животных, у которых изучено течение раневого процесса при неинфицированных ранах без применения лечения на фоне сахарного диабета.

Без инфицирования раневой процесс в области дефекта протекал соответственно известным этапам воспаления: альтерация, экссудация, пролиферация. Однако, были отмечены морфологические признаки диабетической микроангиопатии. Это проявилось в резком утолщении базальных мембран гемокаиилляров (рис. 1), возникновении в раневой области многочисленных плазморрагий с локальным повреждением эндотелия сосудов микроциркуляторного русла (рис. 2).

эозин. У в. об. * 40. ок. 10.

На этапе пролиферации мы регистрировали изменения эндотелия и адвентициальных клеток, завершающиеся склерозом и гиалинозом стенок кровеносных сосудов. Данные гистологических изменений являются по существу «расплатой» микроциркуляторного русла за попытку вывести недоокисленные балластные продукты обмена за пределы гемоциркуляции. Поэтому диабетическую микроангиопатию безусловно следует рассматривать как существенный компонент сахарного диабета и одно из характерных его морфофункциональных проявлений.

Описанные изменения, свидетельствующие о нарушении гемодинамики в ране, подтверждаются фактами сладжирования и

дефекта.3 сут (стрелкой показано утолщение базальной мембраны гемокапилляра). Фиксация: 10% раствор нейтрального формалина. Окраска: гематоксилин Майера и

Рис. 2. Фрагмент раневого дефекта.З сут. Фиксация: 10% раствор нейтрального формалина. Окраска: гематоксилин Майера и эозин. У в. об. ‘ 40, ок. 10.

о

микротромбоза кровеносных сосудов, ишемизации гистоструктур, кровоизлияниями и очагами дегенерации клеток и неклеточных структур с образованием выраженных экссудативных и липидных отложений.

В около раневых участках нами было установлено резкое истончение эпидермиса, атрофия дериватов кожи, значительное уменьшение эластических волокон соединительной ткани, огрубление коллагеновых фибрилл, резкое утолщение базальных мембран гемокапилляров. артериол и венул за счет отложения в них ШИК-позитивных субстратов. Существенным было резкое снижение просвета кровеносных сосудов. Всё это происходило на фоне гипертрофии ядер эндотелиоцитов и выраженной периваскулярной инфильтрации лимфоцитарными элементами и дегранулированными лаброцитами.

На седьмые сутки площадь ран уменьшается на 50-60% от размеров начальной, отмечается краевая эпителизация.

К четырнадцатым суткам происходит практически полное закрытие раневого дефекта и рост волос вокруг раны (табл. 3).

Таблица 3

Динамика площади ¡«инфицированных ран крыс без лечения

Сроки Раны

S±s, мм2 (п)

На момент нанесения раны 98,4±2,1 (п-12)

3 сутки 79,1 ±3,6 (п-12)

7 сутки 41,2±2,8 (п-8)

14 сутки — — — J 5,2±2.3 (п-4)

Во второй серии опытов на 12 животных изучено течение раневого процесса инфицированных ран (St.aureus — 6 животных, E.coli — 6 животных), без применения лечения при сахарном диабете.

Экзогенное инфицирование раневой области (S.aureus и особенно Е. coli) приводило к развитию нагноительных процессов, всё более приобретающих дистрофических характер (рис. 3).

Рис. 3. Участок раневой зоны. 7 сут (дополнительное инфицирование

Е. coli). Фиксация: 10% раствор нейтрального формалина.

‘ ШШШШ Окраска: гематоксилин Майера и эозин.

Ув. об. xiO.OK. 10.

К 3-м суткам в инфицированных ранах на фоне сахарного диабета наблюдаются выраженная гнойная инфильтрация тканей, отёк и гиперемия

краев и дна раны. Отделяемое из ран гнойное, с клеточным детритом и участками некротизированных тканей (рис. 4)

К 7-м суткам происходит уменьшение явлений гнойной инфильтрации тканей, очищение раны от некротических масс, х-нойного отделяемого практически нет, также отмечается уменьшение отека и гиперемии краев и стенок ран, наблюдаются начало формирования грануляционной ткани (рис.5). Тем не менее, отмечается замедление течение гнойно-воспалительного процесса, по сравнению со стандартными сроками.

Па 7 сутки площадь инфицированы ран по сравнению с неинфицированными ранами составляла 79,3±1,9 мм2 против 41,2±2,8 мм2 р< 0,01 (табл. 4).

Таблица 4

Динамика площади инфицированных ран крыс без применения лечения

1 ; Сроки Раны, инфицированные в. аигеиз мм’ (п) Раны, инфицированные Е. соН 8±з. мм (л)

На момент нанесения 99.4*2,9 (о-12) 100,1±1,8(п-12)

3 сутки 91,1*1,6 (л-12) 91.8±1,7 (и-12)

7 сутки 79,3± 1,9 (п-8) 80.2±2,0 (п-8)

14 сутки 20,2±2,1 (п-4) 19,9+2,2 (п-4)

Рис 4. Гнойная рана 3 сут Рис 5. Гнойная рана 7 сут Рис 6. Гнойная рана 14 су

На 14 сутки гнойно-воспалительный процесс стихает, исчезают признаки воспаления, в частности отек и гиперемия краев раны, происходит уменьшение площади самих ран (данные представлены в таблице), выраженные явления образования грануляционной ткани, практически полностью замещается раневой дефект. Отмечается появление краевой эпителизации с частичным закрытием раневого дефекта (рис. 6).

Таким образом, заживление гнойных ран на фоне сахарного диабета характеризуется десинхронизацией фаз воспаления и регенерации, проявляющейся в пролонгировании воспалительных изменений на фоне ослабленной макрофагальной реакции и расстройств системы микроциркуляции. Одновременно происходит торможение процессов репарации, что приводит к возникновению длительно незаживающих ран.

Стуктурно-функциоиальные изменения гипоталамо-гипофизариой нейроэидокринной системы (ГГНС) и поджелудочной железы при моделировании аллоксанового диабета у крыс, в т.ч в условиях раневой инфекции.

Светоолтические исследования супроаптических и

паравентрикулярных ядер гипоталамуса крыс, у которых мы вызывали аллоксановый диабет, показали существенные изменения нейросекреторных клеток (НСК). Это прежде всего проявилось в возрастании числа пикноморфных элементов (рис.7).

Данные изменения наиболее рельефно прослежены у животных с нанесением раневых дефектов задних конечностей крыс и особенно при инфицировании S.aureus и Е. coli. В этих случаях мы отмечали явления отека нейросекреторных центров гипоталамуса, а также дегенеративные изменения нейросекреторных элементов (рис.8).

7 —

-‘ •

Ц. у:.\,ш ; ч ■

Рис. 7. Пикноморфные НСК супраоптического ядра гипоталамуса крысы. Аллоксановый диабет. 10 сут. Фиксация: жидкость Буэна. Окраска: иарадьдегид-фуксин по ГомариТабу (модификация А. Л. Поленова). У в. об. * 40, ок. 10.

Рис. 8. Фрагмент паравеитрикулярного ядра гипоталамуса крысы. Аллоксановый

диабет. Течение раневого процесса в условиях инфицирования £. соН (10 сут).

Фиксация: 10% раствор нейтрального формалина. Окраска: псрйодат-ШИФФ-рсакция. Ув. об. * 40, ок. 10.

При моделировании аллоксанового диабета, в т.ч. при формировании раневых дефектов конечностей крыс и, особенно, при экзогенном инфицировании бактериальными патогенами, наблюдается феномен блокирования высвобождения нонапептидного секреторного материала (у 57-67% нейросекреторных клеток гипоталамуса крыс), (табл. 5.).

При этом терминал» аксонов данных нейроцитов имели существенные признаки ультраструктурных дегенеративных изменений (рис.9). Они проявлялись в дезинтеграции мембранных компартментов клеток, кариоликнотических изменениях, в уплотнении нейроплазмы, увеличении и сегрегации липосом, ламеллярных телец и аутофагосом.

Таблица 5

Соотношение количества пептидергических гранул к числу «пустых пузырьков» в терминалах аксонов НСК гипоталамуса (%) у крыс (М±ш). ______Раневой процесс на фоне аллоксанового диабета (стадия 10 сут).

Интактиые животные

Аллоксановый диабет (без раневого дефекта)

0,78+0,09

8,11+0,14

Аллоксановый диабет (раневой дефект)

9,88+0,61

Аллоксановый диабет (+S.aureus)

Аллоксановый диабет (+Е. coli)

11,61±1,(

14,80+1,32

Рис. 9. Дегенеративные изменения аксонов нонапептидергических НСК крысы. Аллоксановый диабет. Моделирование инфицированной раны (Е. coli). Стадия: 10 сут. Электронограмма. Ув. х 22500

Всё это свидетельствует о неблагоприятном характере структурно-функциональной реорганизации нонапептидергической нейросекреторной системы гипоталамуса, наблюдаемой в условиях аллоксанового диабета и усугубляемой раневым процессом в мягких тканях задних конечностей экспериментальных животных, особенно при инфицировании ран Е. coli.

В своей совокупности эти обстоятельства, безусловно, лимитировали адаптивные возможности гипоталамического нейроэндокринного регуляторного воздействия на функциональную деятельность тканей и их репарацию. Это в свою очередь приводит к существенным ограничениям адаптивных возможностей данной регуляторной системы относительно регенераторных и пластических потенций тканей.

Морфофункциональные нарушения паренхимы и стромы поджелудочной делезы в условиях экспериментального аллоксанового диабета, проявляются в быстро наступающей дегрануляции ß-клеток. Вслед за этим развиваются дегенеративные процессы, начинающиеся со сморщивания тела ß-клеток и пикноза их ядер. Клетки теряют связь друг с другом, распадаются в островке беспорядочно, границы их остаются неотчетливыми, цитоплазма ß-клеток вакуолизируется, нередко в ней накапливаются глыбки гликогена. Развиваются некротические процессы с распадом большей части ß-клеток и превращением их в неравномерную

зернистую массу. В результате сохранившиеся островки состоят преимущественно из сх-клеток (рис 10).

При электронно-микроскопическом исследовании обнаружены изменения в виде уменьшения оптической плотности р-гранул. В цитоплазме многих ¡З-клеток изменялась структура гранулярного эндоплазматического ретикулума с резким расширением цистерн канальцев и формированием вакуолей. В митохондриях развивались дегенеративные изменения с разрушением внутренней мембраны и снижением электронной плотности матрикса. Указанные изменения приводили к некрозу подавляющего числа {3-клеток. Обнаруживалось значительное уменьшение количества островков поджелудочной железы.

Гистологические исследования показали, что в результате некроза тканей, кровоизлияний из разрушенных и тромбированных сосудов микроциркуляторного русла, формируется очаги лизиса ацинусов и выводных протоков, а также дефомация и разрушения островков Лангерганса (рис 11).

Наличие инфицированной раны на фоне аллоксанового диабета усугубляет состояние инсулярного аппарата. Это проявляется появлением кариопикнотических инсулиноцитов, отеком интерстициальной стромы, исчезновением базофильных инсулоцитов, небольшим количеством ацидофильных клеток, что свидетельствует о деструктивном изменении. Из данных можно сделать предположение, что наличие гнойной раны мягких тканей при экспериментальном аллоксановом диабете сопрежено с прогрессивным усугублением инсулярного аппарата поджелудочной железы.

Рис. 10. Участок поджелудочной железы крысы при моделировании гнойной раны. Аллоксановый диабет, 3 сут. Фиксация: 10% раствор нейтрального формалина. Окраска: гематоксилин Майера и эозин. Ув. об. *40, ок. 10.

Рис. 11. Участок поджелудочной железы крысы (островок Лангерганса, дезорганизация. деструкция стромальных и паренхиматозных структур) при моделировании гнойной раны. Аллоксановый диабет. 3 сут. Фиксация: 10% раствор нейтрального формалина. Окраска: гематоксилин Майера и эозин. Ув. об. *40. ок. 10.

Клинико-морфологическая оценка эффективности местного

применения препарата окситоцина в лечебной коррекции репарации

гнойных ран у экспериментальных животных на фоне аллоксанового диабета.

В третьей серии опытов на 12 животных изучено течение раневого процесса инфицированных ран (St.aureus- 6 животных, E.coii — 6 животных), в лечении которых местно, путем орошения, применялся окситоции (1 5 ЕД) на фоне сахарного диабета.

Динамика площади гнойных ран крыс при местном применении окситоцина представлена в таблице 6.

Таблица 6

Сроки

На момент нанесения

ь

3 сутки

7 сутки

J 4 сутки

~—————————————._

Раны, инфицированные S. Aureus Раны, инфицированные Е. Сой

____s±s («) S±s (п)

99,9±2,4 (п-!2)

82,2×1,8 (о-12)

30,3±1,7 (п-8)

99..

>±1,9 (п-12)

81.9± 1,5 (п-12)

0,9+0,8 (п-4)

31,2±1,9 (n-gj

1,2±0,7 (п-4)

К 3-м суткам в инфицированных ранах на фоне сахарного диабета при местном применении окситоцина наблюдается более выраженная лейкоцитарная и макрофагальная реакции, что приводит к более быстрому очищению раны. Гнойная инфильтрация тканей умеренная, отёк и гиперемия краев и дна раны идут на убыль. Незначительное количество гнойного отделяемого из ран. Более выраженная контракция ран по сравнению со второй серией опытов (рис. 12).

‘>шяшт>

рана 3 сутки при местном применении окситоцина.

Рис.13 Гнойная рана 7 сутки при местном применении окситоцина.

Рис. 14 Гнойная рана 14 сутки при местном применении окситоцина.

На седьмые сутки гнойное отделяемого из ран практически нет, не наблюдается выраженных признаков воспаления: отсутствует отек и гиперемия тканей, местное повышение температуры. Происходит значительное уменьшение площади ран. выраженные процессы образования грануляционной ткани и начальные явления краевой эпителизации (рис 13).

На четырнадцатые сутки при местном применении препарата окситоцина наблюдается практически полное закрытие раневого дефекта.

частично область формирующегося рубца покрыта корочками, под которыми идет процесс эпителизации. Вокруг раны происходит восстановление волосяного покрова (рис 14).

Помимо фенотипического описания раневого процесса мы использовали весьма информативную методику (Гостищев В.К., Ханин A.M., 1999) применительно к цитологическому анализу реорганизации кожи (табл. 7).

При цитологическом исследовании на первые сутки в цитограммах II-IV серий опытов соотношение клеточных элементов соответствует дегенеративно-воспалительному типу фазы воспаления.

Таблица 7.

Цитологическая характеристика инфицированного раневого процесса у _экспериментальных животных_

Показатель,% 3 сут 7 сут

Без лечения Окситоцин Антибиотик Без лечения Окситоцин Антибиотик

Число лейкоцитов (абс.) в усл. полях зрения* 91,1±1,3 69,2±1,2 70,611,3 90,0±1,2 44,2±1,6* 60,9±1,3

Деструкция лейкоцитов % 92,1 ±1,6 46,1 ±2,1* 57,2 ± 2,2 70,8 ± 2,2 35,1 ± 1,8* 44,1 ± 1,9

Кариопикноз эндотелио-цитов % 33,1 ±2,1 19,3 ±2,0* 31,6 ± 1,9 30,1 ±2,4 13,9 ± 1,3* 27,5 ± 1,8

Макрофага % 2,5±1,2 10,3±0,4 9,7±0,6 2,8±0,6 14,5±1,2 12,7±2,1

Фибро-бласты % — 11,4±2,1 10,4±1,9 — 21,1±1,4* 14,3±1,2

Плазматические клетки % — 0,03 ± 0,01 — — 0,07 ± 0,01 —

Эпителио-циты % единичные клетки единичные клетки единичные клетки единичные клетки группы дифференцированных и пролифе-рирующих клеток единичные клетки

* окулярная вставка 25 мм’, об. 90, ок. 10

Примечание: звездочкой (*) отмечены показатели, достоверно отличающиеся от таковых в сериях без лечения и при применении антибиотика, р<0,05

В третьей серии опытов при местном применении препарата окситоцина на третьи сутки отмечена смена дегенеративно-воспалительного типа цитограмм на воспалительный и воспалительно-регенераторный. Цитограммы, в основном, состоят из нейтрофилов, но их количество снизилось до 69,2±1,2%, деструктивные лейкоциты при этом уменьшились до 1,5±0,6%. Неизмененные формы составили 63,0±2,5%, фагоцитоз 4,7±0,3%. В цитограммах определялись фибробласты 11,4±2,1%. Количество макрофагов составило 10,3±0,4%. На седьмые сутки местного применения окситоцина преобладали цитограммы в основном регенераторного типа.

Таким образом, исследуя биоптаты, изъятые из области гнойно-некротических ран задних конечностей крыс, при местном применении препарата окситоцина, мы получили существенные морфологические отличия в характере раневого процесса. При этом уменьшалась выраженность некробиотических и некротических изменений в тканях кожи, гиподермы, локализованных в гнойно-некротическом очаге. Одновременно усиливались регенераторные потенции эндотелиоцитов гемокапилляров.

Под действием препарата окситоцина уже на 3 сутки в ране происходили позитивные изменения в сторону активации пролиферативных процессов: появление клеточных элементов грануляционной ткани, умеренно инфильтрированной нейтрофильными лейкоцитами. Она отличается отсутствием выраженных зон некротического детрита, покрывающего грануляции, и существенных повреждений поверхностных слоев раны кровоизлияниями.. При тщательном морфологическом исследование слоев грануляционной ткани отмечалось дифференцировка клеточных элементов, в ^частности, фибробластов, а также резкое увеличение количества лейкоцитов. В значительной мере усиливался процесс васкулогенеза. В этой фазе заживления гнойных ран отмечалось трансформация моноцитов в макрофаги, с последующим резким увеличением их количества, росло и число лаброцитов. Наличие данного факта и последующая утилизация продуктов распада обеспечивала эффективное очищение очага воспаления и последующего развития репаративных процессов эпителиальных и соединительнотканных структур.

Местное применение окситоцина в определенной степени коррегировало нарушенную (в условиях данной патологии) клеточную репродукцию (в частности, эндотелиальных элементов). Это подтверждается ростом митотической активности у эндотелиальных клеток кровеносных сосудов. Это в свою очередь приводит к усилению васкулогенеза, особенно в демаркационной зоне, где интенсивно развивается малодифференцированная (грануляционная) соединительная ткань с формированием новых петель гемокапилляров, ориентированных в различных плоскостях гистологического среза. Одновременно возрастала репродуктивная деятельность клеток фибробластического дифферона и адвентициальных клеток.

Анализ гистопрепаратов, изготовленных из участков раны задних конечностей крыс с аллоксановым диабетом и получавшим в лечебной

коррекции только антибиотик, показал наличие существенных некробиотических и некротических изменений эпидермиса, его дериватов, сосочкового и сетчатого слоев дермы и подкожной жировой клетчатки. Наиболее манифестными эти изменения прослеживались среди сосудов микроциркуляторного русла и клеток соединительной ткани. В структурах артериол, гемокапилляров и артериоло-венулярных анастомозов данные изменения сводились к плазморрагическому повреждению базальных мембран, набуханию, лизису и десквамации эндотелиоцитов, что в полной мере укладывается в морфологическую картину микроангиопатии. При этом наблюдается выраженная лимфогистиоцитарная инфильтрация стенок кровеносных и лимфатических сосудов, что свидетельствовало о прогрессивном васкулите. Кроме того идентифицированы (в большом количестве) гемокапилляры, сладжированные эритроцитами и другими форменными элементами крови, а также артериолы и венулы, в просветах которых обнаруживались красные и смешанные микротромбы. Для подавляющего большинства клеток были характерны сморщивание ядер с резкой конденсацией и маргинизацией хроматина (кариопикноз), а также кариорексис и кариолизис.

В последующем наступают пролиферативные процессы клеток и тканей в соответствии с их гисто- и органобластическими возможностями. В наших исследованиях показано, что данный этап, направленный на восстановление поврежденных тканей, как правило, связан с активацией камбиальных (малодифференцированных) клеток, сопровождающейся возрастанием численности лимфоцитов, моноцитов. В очаге воспаления при этом наблюдаются клеточные дифференцировки фибробластического дифферона, увеличивается число плазмоцитов и макрофагов. Одновременно стимулируются к репаративным гистогенезам эпителиоциты, эндотелиальные клетки, лейомиоциты. При этом их последующая репродукция и вторичная функциональная дифференцировка теснейшим образом связаны с темпами дифференцировки соединительной ткани в области раны. В этой связи следует заметить, что новообразование и вторичная дифференцировка соединительнотканных элементов у исследованных животных (особенно у тех, кто в лечебной коррекции не получал окситоцин) были ограниченны и характеризовались существенными уклонениями от нормального хода гистогенеза.

Новообразование малодифференцированной (грануляционной) соединительной ткани в случае лечебного воздействия окситоцина показало реализацию более широкого и адекватного гистотипического диапазона камбиальных элементов (адвентициальных клеток,

малодифференцированных фибробластов, миоэпителиальных клеток желез кожи, базальных эпителиоцитов эпидермиса) (рис. 15). В совокупности это привело к формированию отчетливых эпителиальных и сосудистых пролифератов с менее выраженной воспалительной реакцией, что предполагает более раннее и эффективное рубцевание хирургической раны.

Отмечалось и опережение процессов краевой эпителизации у животных, которым применялся окситоцин. К 7 суткам картина острого гноино-некротического воспаления существенно уменьшалось, наблюдалась отчетливая картина формирования малодифференцированной (грануляционной) соединительной ткани (рис. 16). Она богата новообразованными гемокапиллярами, через стенки которых происходитло усиленная экстравазация плазмы и форменных элементов крови (особенно лейкоцитов). Во всех исследованных объектах эпителиальные структуры на этой стадии эксперимента находились в состоянии деструкции, некробиоза и некроза, в то время как по периферии гнойно некротического очага формировалась соединительнотканная капсула, включающая в себя малодифференцированные фибробласты, гистоицитарные макрофаги и большое число гранулоцитов, среди которых большое преобладание нейтрофилов.

Ч 5

р? ; с г 4 : ч* *

К» «» » *

Рис. 16. Малодифференцированная

(грануляционная ткань) в зоне раневого дефекта. Алдоксановый диабет. 7 сут, введение окситоцина. Фиксация: 10% раствор нейтрального формалина. Окраска: гематоксилин Майера и эозин. Ув. об. *40, ок. 10. Майера и эозин. Ув. об. *!0, ок. 10.

По краям раны был виден нарастающий на грануляционную ткань тонкой слой эпителия, в последующие дни его ширина увеличивалась. При гистологическом изучение ростовой зоны эпителия были замечены обширные очаги митотического деления камбиальных клеток, что способствует ускорению эпителизации раневых дефектов В соединительнотканном слое увеличивалось количество коллагеновый волокон. Значительный рост фибробластов и эпителиальных клеток на 7 и 14 сутки, при применение окситоцина свидетельствуют о преобладании пролиферативных процессов, ускорение регенерации и более раннем появление эпителизации.

Таким образом, применение препарата окситоцина создает более благоприятные условия для последующей дифференцировки грануляционной

Рис. 15. Органотипическая дифференцировка регенерата.

Фиксация: !0% раствор нейтрального формалина, 7 сут. окситоцин. Окраска: гематоксилин Майера и эозин. Ув. об. х40. ок. 10.

ткани и продолжающегося новообразования кровеносных сосудов микроциркуляции, что приводит к более эффективному заживлению раневой области (рис. 19).

Рис. 19 Энителизация раневой поверхности. Стадия: !4сут, окситоцин. Фиксация. 10% раствор нейтрального формалина. Окраска: гематоксилин Майера и эозин. У в. об.

<10. ок. 10.

ВЫВОДЫ

1. Воспроизведена экспериментально-гистологическая модель аллоксанового диабета для изучения корригирующих репаративных эффектов воздействия окситоцина при его местном применении в условиях гнойно-некротических ран мягких тканей задних конечностей крыс.

2. Морфологические преобразования в гнойно-некротических ранах мягких тканей задних конечностей крыс коррелировали с усугублением деструктивных изменений в инсулоцитах поджелудочной железы экспериментальных животных, что в свою очередь утяжеляло течение аллоксанового диабета (как по показателям углеводного обмена, так и по критериям оценки репаративных гистогенезов).

3. Изменения в неинфицированных и, особенно, инфицированных ранах на фоне аллоксанового диабета коррелируют с дестабилизацией состояния гипоталамо-гипофизарной нейроэндокринной системы, выражающейся в разбалансировке синтеза и выведения нейрогуморальных веществ, содержащихся в нонапептидергических нейросекреторных центрах гипоталамуса (супраоптические и паравентрикулярные ядра подбугорья).

4. Гипоталамические нонапептидершческие нейрогомоны оказывают позитивное влияние в обеспечении сохранности, функциональной активности, фенотипических структурных характеристик, реализации регенераторных возможностей раневых дефектов мягких тканей, паренхимы и стромы поджелудочной железы в условиях аллоксанового диабета.

5. Проведенные исследования обосновывают оптимизирующее влияние окситоцина на течение репаративных гистогенезов в раневых дефектах мягких тканей задних конечностей крыс (в том числе в условиях инфицирования), включая улучшение состояния инсулоцитов поджелудочной железы и показателей уровня глюкозы в крови экспериментальных животных.

6. Светооптические, электронно-микроскопические исследования клеточных структур ран констатируют позитивную динамику (по фазам воспаления) течения репаративных процессов у животных с аллоксановым диабетом при экзогенном введении окситоцина Это проявилось в оптимизации (улучшении) процессов васкулогенеза развитии грануляционной (малодифференцированной) соединительной ткани и эпителизации раневых поверхностей.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

1. Синедыциков, Е.А. К вопросу о формировании экспериментальной модели сахарного диабета / Е.А. Синелыциков, // «Онкология: Актуальные проблемы»: материалы IX межобластной научно-практической конференции хирургов и онкологов. Бугуруслан, 2010. — С. 124-126.

2. Синелыциков, Е.А. Экспериментально-морфологическое обоснование применения препарата окситоцина при оптимизации репаративных гистогенезов гнойных ран при экспериментальном сахарном диабете / Е.А. Синелыциков, A.C. Куштым // Актуальные вопросы морфологии и репаративных гистогенезов. Материалы научно-практической конференции, Оренбург 2011

С. 25-30.

3. Синелыциков, Е.А. Течение гнойных процессов мягких тканей на фоне экспериментального сахарного диабета при местном применении окситоцина/ Е.А. Синелыциков, В.К. Есипов, С.Д. Валов//Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. — 2011 — JV>4(80) — С 284-287.

. . 4. Синелыциков, Е.А. Морфофункциональное обоснование применения препарата окситоцина в лечение гнойных ран при сахарном диабете / Е.А. Синелыциков, A.C. Куштым // Вестник РГМУ. — 2011. — Спец. выпуск № 1. — С. 326-327.

5. Влияние окситоцина на течение раневого процесса при экспериментальном сахарном диабете / В.К. Есипов, С.Д. Валов, Е.А. Синелыциков, А.С, Куштым // Клиническая анатомия и экспериментальная хирургия. — 2011. — Вып 11. — С. 14-16.

6. Синелыциков, Е.А. Гистологическое обоснование применения препарата окситоцина в лечебной коррекции гнойных ран при сахарном диабете в эксперименте. Е.А. Синелыциков // Морфология. — 2011. — т.140. — №5. — С. 114-115.

Для заметок

Синелыциков Евгений Андреевич

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНО-МОРФОЛОГИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ПРЕПАРАТА ОКСИТОЦИНА В ЛЕЧЕНИИ ГНОЙНЫХ РАН ПРИ САХАРНОМ ДИАБЕТЕ

АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук

ЛР № 063109 от 04.02.1999 г. Подписано в печать 29Л2.2011 г. Формат 60784/16. Усл.-печ. л. 1,5. Тираж 150 экз. Заказ № 1

Отпечатано с готового оригинал-макета 11.01.2012 г. ИП Назаров О.В. г. Оренбург, ул. Монтажников, 22 Тел.: (3532) 999-609, 999-195



Source: medical-diss.com


Добавить комментарий